«Владимир Путин продолжает укреплять статус России в качестве государства-миротворца там, где это не удалось США»: эксперт Агентства политических и экономических коммуникаций Алексей Громский о состоявшихся переговорах в Тегеране

Представитель АПЭК Алексей Громский уверен, что итоги тегеранской конференции окажут определенное влияние на ситуацию далеко за пределами макрорегиона, лидеры ключевых стран которого встречались на ней.

— Очевидно, что Владимир Путин продолжает укреплять статус России в качестве государства-миротворца там, где это не удалось США с их «ковбойскими наскоками». Итоги Тегерана-2022 могут и будут восприниматься политическими противниками Джо Байдена на фоне поспешного ухода американцев из Афганистана и, если точнее, на фоне провала визита американского президента в Саудовскую Аравию. Основным и во многом справедливым, например, было бы замечание: там, где США теряет позиции, Россия их укрепляет. В отличие от неудачных попыток официального Вашингтона призвать своих некогда союзников на Ближнем Востоке к защите политических интересов США, Россия продолжает, и успешно, продвигать повестку социально-экономического взаимовыгодного сотрудничества. Повестка трехсторонней встречи выходила далеко за пределы анонсированной — урегулирования ситуации в Сирии. В этой части, разумеется, ключевой темой переговоров было сдерживание специальной военной операции Турции на территории этого государства. Соответствующая позиция была закреплена в итоговом документе Тегерана-2022. Лидеры достигли согласия о неизменной приверженности суверенитету, независимости, единству и территориальной целостности Сирийской Арабской Республики. Особо подчеркивается в документе, что никакие действия не должны способствовать их подрыву. Очевидно, в данном случае имеется в виду как раз турецкая военная операция, — отмечает эксперт.

Также Громский подчеркнул, что читая далее итоговый документ прошедшего саммита, можно увидеть пункт, отсылающий нас не только к ситуации в Сирии, но и к Афганистану.

— Стороны договорились совместно вести борьбу с терроризмом, в том числе, не допуская формирования такого рода организациями собственных источников финансирования путем, например, захвата «нефтяных доходов». Довольно интересно здесь то, что в «незаконном захвате» этих самых доходов, которые «должны принадлежать Сирии» замечены и аффилированные с США структуры. Так что итоговый документ определенно намекает на ответственность этой страны за создание условий для укрепления отдельных террористических организаций, о которой многие помнят в связи с развитием событий в Афганистане в последние десятилетия. Договоренности лидеров о противодействии международному терроризму можно вполне расценивать и как заявление о собственном суверенитете как минимум от Вашингтона и его интересов, — добавил представитель АПЭК.

Важно, что вместе с тем лидеры договорились о координации усилий по преодолению гуманитарных последствий нестабильности, считает Громский.

— Этот пункт совместного заявления вполне допустимо также распространить не только на Сирию, но и на тот же Афганистан или на страны Южного Кавказа. И здесь можно перебросить мостик от вопросов урегулирования ситуации в «горячих точках» разной степени накала к тому самому взаимовыгодному социально-экономическому сотрудничеству. Соответствующие планы были провозглашены Владимиром Путиным на фоне конфликта в Нагорном Карабахе, затем широко обсуждались на недавнем Каспийском саммите, а теперь фактически утверждены в Тегеране. Речь идет прежде всего о глобальном транспортно-логистическом коридоре «Север-Юг», а также развитии трехсторонней торговли, причем не только энергоносителями, но и продовольствием. Более того, об обмене передовыми технологиями, — рассказал эксперт.

В том числе представитель АПЭК указал на то, что на последний аспект сотрудничества обратила внимание и западная пресса, а вернее сказать – пропаганда, когда вбросила тезис о передаче России беспилотных технологий, наработанных Ираном за десятилетия санкций.

— Делался этот акцент, конечно, на фоне лживого тезиса о том, что у России оружие заканчивается. Впрочем, даже европейские ангажированные комментаторы указывают: иранские беспилотники будут использоваться против террористов и наркоторговцев на Ближнем Востоке, а не на Украине. Если же оценивать первые итоги Тегерана-2022 в целом, то формат подобных регулярных саммитов руководителей суверенных государств, стремящихся к лидерским позициям в том или ином макрорегионе мира, демонстрирует эффективность в урегулировании спорных вопросов. В отличие от «блокового формата», который использует официальный Вашингтон, недвусмысленно настаивая на своей руководящей роли в этих «блоках». С точки же зрения российской дипломатии, по итогам саммита в Тегеране Москва явно подтвердила статус одной из столиц международной политики. Именно в российской столице пройдет следующая встреча глав Турции, Ирана и России, как и следующий Каспийский саммит, — резюмировал Громский.